константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

Т. В. Петрова (г. Москва) К родословной К. Д. Бальмонта

Т. В. Петрова (г. Москва)
К родословной К. Д. Бальмонта

Можно жить, безмолвно холодея,
Не считая гаснущих минут,
Как живёт осенний лес, редея,
Как мечты поблёкшие живут.

Можно всё заветное покинуть,
Можно всё бесследно разлюбить.
Но нельзя к минувшему остынуть,
Но нельзя о прошлом позабыть!
К. Бальмонт

Работа с письмами Константина Бальмонта к своей матери укрепила наше желание разобраться, по возможности, в родословной Веры Николаевны Бальмонт, урождённой Лебедевой [1].

Сам поэт неоднократно обращался к вопросу о своей родословной («затевал поиски своих корней»), но сообщавшиеся им данные были основаны на семейных легендах, не подтверждённых документально, что дало повод для целого ряда «выпадов» в его адрес и, зачастую, сопровождалось насмешками.

Так, в частности, он сообщал, что мать его принадлежала к богатому своей историей роду, что предки её вели свою родословную от монгольского (татарского) князя Золотой Орды и имели родство с композитором Титовым, «дедушкой русского романса». В автобиографическом романе «Под Новым Серпом», Бальмонт пишет: «…Ирина Сергеевна была дочерью жившего в Москве отставного генерала, кончила с шифром Екатерининский институт, <…> очень гордилась тем, что в её жилах текла хорошая великорусская кровь, а также казацкая и татарская» [2, с. 107].

Предки по отцовской линии, по семейным легендам, озвученным К. Бальмонтом, были выходцами из Швеции и сподвижниками Петра I в создании Российского флота.

Екатерина Алексеевна Андреева­Бальмонт в своих воспоминаниях свидетельствовала, что Бальмонт никогда ничего не выдумывал [3; 4].

Сложность поиска своих корней для Бальмонта (впрочем, так же как и для последующих исследователей) заключалась в том, что он пытался распутать клубок оборванных генеалогических нитей, как по мужской, так и по женской линии.

Естественным было желание сохранить память для семейной истории о генеалогии по женской линии, тем более что она не была ординарной и ею можно было гордиться.

В настоящее время имеется опыт рассмотрения генеалогических связей по женской линии, позволивший исследователям найти родственные связи А. С. Пушкина с Л. Н. Толстым [5].

После К. Бальмонта в семье поисками родословной занимались представители старшего поколения – Вера и Дмитрий Александровичи, Сергей Владимирович Бальмонты, племянники поэта, но их архивы ныне считаются утраченными. По мнению М. Б. Архиповой, дочери Нины Александровны, поиски должны были привести нас в Ярославль, где жила со своей семьёй В. А. Бальмонт, племянница поэта.

В 2010 году наша совместная поездка в Ярославль с М. Ю. и Л. В. Бальмонт и Е. П. Лазаревой (внучкой ещё одного брата поэта, Михаила) по адресам, которые нам сообщила М. Б. Архипова, для консультации с работниками Ярославской библиотеки им. Н. Некрасова, определила направление поиска (наша большая благодарность за квалифицированную консультацию Г. П. Федюк).

Ранее мы сообщали о результатах далеко не полных архивных поисков по линии отца поэта.

Дед поэта – К. И. Баль(э)мундт, именно так изначально звучала его фамилия, а не Баламут [6; 7]. Бабушка поэта – Клавдия Ивановна, урождённая Шмидт, была шведского происхождения [7; 8] и приняла российское подданство, по­видимому, после своего брата, Павлина Ивановича, не раньше 1848 года [8]. Это объясняет тот факт, что она была внесена в дворянскую книгу Владимирской губернии не вместе со своим мужем и детьми, а только в 1850 году, уже после смерти мужа [9]. Таким образом, одна «шведская» ниточка в клубочке есть.

Для составления более полной биографической справки о Константине Бальмонте, мы решили уточнить родственные связи его матери с композитором Титовым, и начали с родителей Веры Николаевны – Лебедева 2­го Николая Семёновича и его жены, Титовой Натальи Ивановны.

Оказалось, что старинный дворянский род Титовых относится к Рязанской губернии [10], имеет свой герб, внесённый в «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской Империи» [11]. В описании герба сообщается, что «Фамилии Титовых многие Российскому Престолу служили Стольниками, Воеводами и в иных чинах, и жалованы были от Государей в 7060 (1552) и других годах поместьями. Всё сие доказывается справками разрядного Архива, вотчинного Департамента и родословною Титовых, означенными в присланной из Московского дворянского собрания дворянской родословной Книге».

В поколенных росписях рода Титовых сказано, что «при великих князьях прародители Титовых служили по Велику Нову Городу, в Бежецкой и Вотской пятинах». Прямой предок Натальи Ивановны – «Яков Иванович с братом своим Иваном <...> в 7060 (1552) году при царе Иване Васильевиче взяты к Москве» [10, с. 2].

Выдержки из поколенной росписи о «прямых» предках Натальи Ивановны гласят:

В IV колене «Никифор Кондратьевич (9 /5) служил степенным ключником при царе Фёдоре Ивановиче» [10, с. 2].

В VI колене – «<…> Семён Степанович (23 /15) <…> в 1671 году января 22 в бракосочетание царя Алексея Михайловича с девицею Натальею Кирилловною Нарышкиной наряжал поезд с окольничьим Стрешневым. 1672 г. мая 30 сказывал окольничество Нарышкину и Матвееву. В июне 4 того же года в крестины царевича Петра Алексеевича и июля 4­го при поставлении патриарха Питирима у государя за столом был в Грановитой Палате и ходил с боярами за крестом из патриаршего дома к государю. <…> Имел трёх сыновей: Григорья, Козьму и Алексея» [10, с. 4].

Сыновья его, Григорий и Козьма, принимали участие в строительстве судов для похода к Азову. Так, Григорию Семёновичу (34 /23) «в 1696 году велено было построить в Воронеже указанное число стругов и 30 липовых однодеревых лодок для похода войск к Азову…». Ранее, в «1685 году <…> был воеводою в Нижнем и Верхнем городах Ломовых» [10, с. 6]. Упоминания о братьях довольно часто встречаются в Воронежских Петровских Актах [12, сс. 20, 34, 39, 43, 45, 56, 65, 83—84; 122—123; 131—134].

Прадед Веры Николаевны, Василий Григорьевич (44 /34), «родился в 1666 году. В 1692 году был стольником царицы Прасковьи Фёдоровны. <…> С 1700 г. служил штаб­ и обер­офицером в армейских полках и был на многих баталиях, и ранен; отставлен в 1741 г. бригадиром. <…> Был женат на Авдотье Алексеевне Семёновой. Оставил шестерых сыновей и дочь» [10, с. 8].

Сын его, Михаил Васильевич (51 /44), «…в 1762 году пожалован в статские советники» [10, с. 9], и внук Василия Григорьевича – Иван Михайлович (62 /51) – «…в 1815 году был статским советником, инспектором Симбирских винокуренных заводов. В Зарайском уезде в с. Зименках имел 170 душ крестьян». Имел шестерых сыновей и четырёх дочерей [10, с. 10].

Младшая дочь его – Наталья Ивановна – вышла замуж за инженера путей сообщения Н. С. Лебедева [10, с. 12].

Известно, что российское дворянство отдавало предпочтение «внутрисословным» бракам, и для «девиц на выдании» подбирали если не равную, то достойную партию.

Известно также, что многие представители рода Лебедевых верой и правдой служили Государю и Отечеству [13, 14, 15, 16, 17, 18].

В «Общем Гербовнике» имеется герб рода Лебедевых [19]. После описания герба Лебедевых сообщается, что «фамилии Лебедевых, многие Российскому Престолу служили разные дворянские службы, и жалованы были от Государей в 7136 (1628) и других годах поместьями. Всё сие доказывается справкою Архива Вотчинного Департамента и родословною Лебедевых».

Необходимо найти подтверждение тому, что дед Веры Николаевны – Семён Макарович – и его дети относились к этому роду.

Семён Макарович был старшим чиновником особых поручений Департамента корабельных лесов, надворным советником. Он и жена его, Ксения Ивановна, имели 9 детей (7 сыновей и двух дочерей). Лебедевы были приписаны к Ярославскому дворянству [4, c. 31], но Семёну Макаровичу принадлежало также имение (10 тыс. десятин) и 97 ревизских душ в Вытегорском уезде Олонецкой губернии [13]. В 1868 году в «Олонецких губернских ведомостях» было помещено объявление на выкуп родового имения (неделимого с братьями и сёстрами). Доверенность от имени всех членов семьи была выдана на имя Лебедева 1­го, Николая Семёновича [20]. О нём известно, что с 1860 года он генерал­майор, с 1865 года – почётный гражданин г. Вытегры. После его смерти в 1879 году, в Институте путей сообщения была утверждена стипендия его имени в размере 300 рублей [21]. Мы обладаем более подробной информацией о нём и других представителях рода Лебедевых (из семи братьев о пятерых можно найти биографические справки в разных источниках), но материалы эти требуют дополнительного изучения и заслуживают отдельного сообщения. Нас же сегодня интересует Николай Семёнович Лебедев 2­й, отец Веры Николаевны. Он в 1871 году был произведён в действительные статские советники, а до этого он был награждён по службе орденами Св. Анны 3­й степени (1840 г.), 2­й степени (1851 г.), орденом Св. Станислава 2 ст. с Императорскою Короною (1858 г.), был отмечен Монаршим благоволением (1850 г.), Знаком Отличия за 20 лет службы (1851 г.) и орденом Св. Владимира 4 ст. за 35 лет службы (1870 г.) [14, с. 44].

Николай Семёнович Лебедев 2­й прожил долгую жизнь и имел большую, многодетную семью, о чём свидетельствует тетрадочка стихов [22], которую в 2009 году привозила из Франции внучка К. Бальмонта – Мария­Тереза­Варвара фон Унгерн­Штернберг (дочь Мирры), гостившая в Шуе вместе со своим мужем Андреем [23]. Несомненна принадлежность тетради отцу Веры Николаевны, так как в ней помещён стих «Внуку (Коле Бальмонту)», при крещении которого Н. С. Лебедев и Клавдия Ивановна Бальмонт (урожд. Шмидт) были восприемниками [1, с. 60].

Для нас ценность тетради заключается в том, что в неё включены стихи «семейной хроники». Из неё мы узнали, что у Веры Николаевны было несколько младших сестёр: «…Вот в тарантас семья садится, / Хор голосов играет туш, / Уж как она там уместится? / Ведь их представьте – восемь душ! / Помчалась тройка, как в угаре, / Из тарантаса все глядят; / Наташа, Зизя, Катя, Варя, / Платками машут и кричат…». А в романе «Под Новым Серпом» Константин Бальмонт написал: «…Иван Андреевич и Ирина Сергеевна весело готовились к лету в Больших Липах. На лето должны были приехать гостить три младшие сестры Ирины Сергеевны из Москвы и сестра Ивана Андреевича из Петербурга с тремя своими девочками…» [2, с. 245].

Наибольшее количество посвящений в тетради стихов Н. С. Лебедева 2­го адресовано дочери Александре. Она, возможно, жила в Шуе в 1868 году: «Угодно было Богу, / Чтоб я сломала ногу / И не смогла гулять; / На берегу прудочка, / Я села на лужочке / И стала сочинять: / Мол, льётся в грудь невольно / Поэзии струя… / Ах, батюшка, как больно, / Болит нога моя! / Святое вдохновенье / С небес ко мне летит, / Однако ж нет терпенья – / Как глупая болит! / Я ногу разбранила: / Прямая ты сова! / И вспомнился мне милый – / Подольский голова». В 1869 году она, несомненно, находилась в Шуе, так как 9 сентября этого года она и купец В. И. Каретников были крёстными у четвёртого сына в семье Бальмонтов – Александра [1, с. 78].

Александра Николаевна имела, по­видимому, сильный мужской характер, увлекалась охотой, одно из заседаний охотничьего клуба проходило в её доме. В 1869 году из Каменец­Подольского любящий отец прислал ей шуточное наставление: «К лицу ли барышне воинственные драки? / Да и к чему? Когда Тебе глаза Бог дал… / Лишь стоит иногда взглянуть… и наповал… / Какой­нибудь кулик во фраке!»

Другая сестра Веры Николаевны – Маша – вышла замуж за Якова Ф. Костенецкого, им адресовано стихотворение «Как на ферме в огороде / Барыня гуляла, / Она с вишен и малины / Воробьёв сгоняла. / Всю воришки­воробьишки / Ягоду склевали, / Всю капусту мошки съели, / Репу всю раскрали, / Пропьетерша ходит <нрзб.>, / Из себя выходит, / К пропьетерше тихим шагом / Пропьетер подходит. / <…> / Пропьетер сидит с газетой / И судьбы решает / Пропьетерша за малиной / Ферму проклинает».

Адресатом стихотворений «Акростих» (1869, получено в Шуе, Софией Костенецкой), «Куме (Д. Ф. Костенецкой)» и «Песнь коллежского регистратора (Посвящается Д. Ф. К.)» являлась, по­видимому, сестра Якова – мужа Марии Николаевны. Шутливый тон «Песни» даёт нам некоторое представление о служебных отношениях чиновников того времени: «Я коллежский регистратор, / Человек я небольшой, / Одно слово: «губернатор» – / Я от страха сам не свой, / Могут счесть меня за труса / (Хоть ей Богу, я не трус), / Я медведя не боюся, / Губернатора боюсь! / Ведь бывает, губернатор / Переест иль переспит / (Тут держися регистратор), / Он тогда как зверь рычит. / Зададут такой тут дружбы – / Оправдаться не дадут. / Но для пользы просто службы / Упекут тот час под суд. / И тебя, о, регистратор! / (Не мешает это знать), / Может сильный губернатор / Даже в землю закопать… / Пусть сочтут меня за труса / (Хоть, ей Богу, я не трус!) / Я медведя не боюся, / Губернатора боюсь!»

А София Костенецкая, которая в 1869 году получила в Шуе «Акростих», адресованный Д. Ф. Костенецкой и шутливое описание «Прощального обеда»? Возможно, это ещё одна сестра Веры Николаевны. Так, в 1857­м и 1859­м годах в Курске к сёстрам А. Н. и С. Н. Лебедевым обращены наставления любящего отца; когда же они были гимназистками 2­го класса, семья уже вновь вернулась в Каменец­Подольский – город, в котором в 1843 году родилась Вера Николаевна.

В декабре 1871 года, из Каменец­Подольского, действительный статский советник Н. С. Лебедев 2­й написал «Моим родным»: «В надежде скоро Вас увидеть / Я «До свиданья» говорю, / Я ежедневно рад Вас видеть, / И это снова повторю; / Итак, прошу ко мне откушать, / Обед наш скромный разделить, / Поспорить, побренчать, послушать / И о «смешном» поговорить. / «Menu», но … это так несложно! / Суп или щи, блины, кисель. / Достать здесь вовсе невозможно / Приличный ростбиф, иль форель; / А щука – просто опостыло; / Здесь даже плохи караси, / А стерлядь – часто не под силу, / А лососи и не проси. / Но мы глотаем что придётся, / Ведь что же делать, господа! / А всё же нам порой поётся / И даже (нрзб.) иногда».

Прошли годы, опустело родовое гнездо, и постаревшего Николая Семёновича стали посещать невесёлые мысли: «Не знаю, право, благодать, иль злоба / В законе том, что издал царь Зевес: / Поэту дал он в дар края небес, / А на земле – одну сажень для гроба» (Киев, 11 января 1877 года).

Всю эту информацию о семье Н. С. Лебедева 2­го мы узнали из «семейной хроники в стихах», любовно сохранённой внучкой поэта К. Бальмонта во Франции.

А где же пересеклись жизненные пути родителей поэта? Сегодня можно с уверенностью сказать, что знакомство их было предопределено, так как мать Веры Николаевны – Наталья Ивановна – была младшей сестрой Ивана Ивановича Титова [10, с. 12], первого мужа Александры Константиновны Бальмонт, родной тётки К. Бальмонта [1, с. 21]. Будучи уже вдовой, она, по­видимому, способствовала знакомству своего брата Дмитрия с юной пансионеркой Екатерининского института. Вот как описал это в романе «Под Новым Серпом» К. Бальмонт: «…Ирина Сергеевна встретилась с Иваном Андреевичем <…> в Москве в год уничтожения крепостного права. Он приезжал в столицу из своего Шушунского уезда <…> что­то купить для своего небольшого имения, по иронии судьбы называвшегося Большие Гумна. <…> Молотилку он нашёл, но также и судьбу свою нашёл. Довольно ему было увидать два­три раза эту стройную девушку с серыми глазами и русыми волосами, с бровями, как­то странно, по­восточному изогнутыми <…> и он уже ничего так не хотел, как жениться на ней. Он ей тоже нравился, но не больше того. Родные её наговорили юной девушке, что безумно терять такую хорошую партию, и в четвёртое свидание, на балу <…> сероглазая Ирина в ответ на старомодные слова предложения <…> сказала: “Поехать к Вам в избушку на курьих ножках? Хотите, так поеду”…» [2, с. 108].

Правда, даже в такое солидное издание [10] закралась неточность – мужем Александры Константиновны Бальмонт указан не Иван Иванович [1, с. 21], а Андрей Иванович [10].

Среди братьев Натальи Ивановны интересны ещё двое: Михаил Иванович, участник Турецкой кампании 1828—1829 гг., зарайский уездный предводитель дворянства в 1842—1844 гг., и Василий Иванович, который «в 1850 году находился на службе в Москве в 5 округе Путей сообщения, позже состоял на службе при Московском Дворцовом Управлении» [10, с. 12]. Возможно, нас ожидают новые жизненные «пересечения» рода Титовых с семьями Лебедевых и Бальмонтов.

А что же мы узнали о «дедушке русского романса», который, предположительно, был дедом Николая Семёновича Лебедева, и тоже по материнской линии? Из поколенной росписи рода Титовых следует, что прадед Веры Николаевны и прадед «дедушки русского романса» были родными братьями. От деда «дедушки русского романса» – Николая Титова (72 /55) [10, с. 11] – пошла «композиторская ветвь» рода Титовых.

Титов Николай [25]

Титов Николай Васильевич [10]
(не изв. – не раньше 1799 г.)

Титов Николай (Сергеевич) [24]

Алексей Николаевич Сергей Николаевич
(1769—1827) (1770—1825)

«Дедушка русского романса»

Николай Алексеевич Михаил Алексеевич Николай Сергеевич
(1800—1875) (1804—1858) (1798—1843)

Необходимо сделать оговорку, что в разных источниках имеются разночтения в отчестве Николая Титова, при этом указывается автор­ство в одних и тех же произведениях [10, с. 11; 25; 26]. Этот момент требует дополнительного уточнения.

Если удастся подтвердить тот факт, что мать Николая Семёновича Лебедева была дочерью Титова – представителя «композиторской ветви» рода, это будет указывать на то, что родители Веры Николаевны имели дальние родственные связи.

Таким образом, в результате нашего исследования мы подтвердили одну «шведскую» ниточку в родословной К. Бальмонта – это бабушка поэта, Клавдия Ивановна Бальмонт (в первом браке – Болотникова, урождённая Шмидт). Мы получили подтверждение принадлежности матери Веры Николаевны к «богатому историей» старинному русскому дворянскому роду Титовых, в котором были стольники и ключники, воеводы и думные дьяки, а также сподвижники Петра I в деле создания Российского флота.

Хочется верить, что дальнейшие поиски позволят подтвердить и другие семейные легенды.

Примечания

1. Ставровский, Е.С. Род Бальмонтов. Шуя, 2007.

2. Бальмонт, К. Под Новым Серпом. Иваново, 2007.

3. Андреева­Бальмонт, Е.А. Воспоминания. М., 1996.

4. Куприяновский, П.В. «Поэт с утренней душой»: Жизнь, творчество, судьба Константина Бальмонта / П. В. Куприяновский, Н. А. Молчанова. М.: Индрик, 2003.

5. Никанорова, Д.М. Вокруг Пушкина: Родословные связи русского дворянства // Наше наследие. М., 2001. С. 58.

6. РГВИА. Ф. 395, оп. 270 (1833), д. 87. – Дело о служившем в бывшем Саратовском пехотном полку поручике Бальэмунте.

7. Петрова, Т.В. Жизнь и творчество К. Бальмонта в документах // Солнечная пряжа: Науч.­популярный и лит.­худож. альманах. 2007. Вып. 1. С. 57; Ставровский, Е.С. Бальмонты и Шуя // Там же. С. 25.

8. Шмидт, М.Л. Ярославские Шмидты // Шмидты. Биогенетические очерки. СПб., 2008.

9. ГАВО. Ф. 243, оп. 1, ед. хр. 3, л. 16.

10. Род Титовых. Рязань, 1893.

11. Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской Империи. Ч. II. СПб., 1799—1840.

12. Воронежские Петровские Акты, хранящиеся в Архиве Воронежского губернского Статистического комитета. Вып. 1. Воронеж, 1872.

13. РГВИА. Ф. 400, оп. 14, д. 2386. – Послужной список Лебедева – 1.

14. Список инженерам, техникам и чинам Военно­рабочих команд Ведомства путей сообщения. Ч. II. СПб., 1875. С. 44.

15. Список генералам по старшинству. СПб., 1866.

16. Список инженерам, техникам и чинам Военно­рабочих команд Ведомства путей сообщения. Ч. I. СПб., 1869. С. 60.

17. Список обер­офицерам Ведомства путей сообщения по старшинству. 1859.

19. Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской Империи. Ч. III. СПб., 1799—1840.

20. Олонецкие губернские ведомости. 1868. № 33. 15.XI.

21. Институт Инженеров Путей Сообщения Императора Александра I. Исторический очерк. СПб., 1899.

22. Тетрадь стихов Н. С. Лебедева, 1857—1877. Курск, Ярославль, Каменец­Подольский, Киев. (Личный архив М.­Т.­В. фон Унгерн­Штернберг, Франция).

23. Солнечная пряжа: Науч.­популярный и лит.­худож. альманах. Иваново; Шуя: Издатель Епише­ва О.В., 2009. Вып. 3. С. 2; 2010. Вып. 4. С. 2 обложки.

24. Большая Советская Энциклопедия. 2­е изд. Т. 42. С. 476—478. М., 1956.

25. Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России, соч. митрополита Евгения. М., 1845. С. 209.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер