константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

В. Д. Пятницкий (г. Шуя) Личные односоставные предложения в лирике К. Бальмонта

В. Д. Пятницкий  (г. Шуя)
Личные односоставные предложения в лирике К. Бальмонта

Типы односоставных предложений как синтаксическое явление с научной точки зрения описаны доктором филологических наук профессором В. В. Бабайцевой [1]. В её работах можно найти множество примеров функционирования тех или иных единиц. Но у каждого автора есть особенности использования отдель­ных групп данных конструкций, в том числе личных, то есть не имеющих в своём составе подлежащего, но явно относящих действие к лицу (лицам), которое (которые) может (могут) быть обозначено (­ы) только формой именительного падежа. В лирике К. Бальмонта таких предложений очень много, и именно они являются предметом внимания наших наблюдений. Хотя количество привлечённых текстов ограничено примерами из двух сборников избранных произведений [2; 3], но оно достаточно велико (примерно 400 на 800 страницах, т. е. одна конструкция на каждые две страницы) и может быть основанием для суждений о специфике применения поэтом­символистом определённо­, неопределённо­ и обобщённо­личных предложений. Сразу отметим, что в основном это определённо­ и обобщённо­личные единицы. Их количество исчисляется несколькими сотнями (примерно четырьмя), тогда как неопределённо­личных – не более чем 25­ю. Сначала скажем о них. С их помощью Бальмонт или подчёркивает проявление чужой воли, или констатирует обычность в какой­то ситуации, или акцентирует внимание именно на действии. Сказуемые – глагольные формы 3 лица множественного числа настоящего / будущего времени или множественного числа прошедшего времени, за исключением одного случая, где сказуемое составное именное с полувещественной связкой зовут: Зовут ненаглядной тебя Красотою (Мария Моревна). Указанные простые глагольные сказуемые встречаем в таких предложениях (нередко – частях сложных):

а) с формой глагола­сказуемого 3 лица множественного числа: Где­то к ночлегу гонят стада (Мёртвые корабли); Перед теми двери Рая отомкнут (Драгоценные камни); Как слушают волну, как любят облака («Я не могу понять...»); На тебе расплавляют металлы; Близ тебя создают и куют (Гимн Огню); Как любят лобзанья в любви (Рибейра); В сталь кладут по черни золотой узор (Sin miedo); Замороженные трупы увезут (Чёрный лебедь); Если скажут… (По всходам); И путь по земным направляют звездам (Здесь и там); Рвут клочьями язык, глаза и руки («Я с ужасом…»); В разорванный живот втыкают шест (там же); Там за окном стоят (Дурной сон);

б) с формой глагола­сказуемого множественного числа прошедшего времени: И вот ему, молитву сотворя, заткнули ноздри (Смерть Димитрия Красного); Нас терзали за то, / Сожигали за радость полночного шабаша (Гимн Огню); И сделали ей незаслуженно больно (Безглагольность); Меня крестить несли весной; И прежде чем меня внесли в притихший мрак церковный… (Громовым светом); И прежде чем меня в купель с молитвой опустили… (там же); Галчонка принесли (Моя любовь); Меня встречали; Меня венчали (Прощание); Нас обвенчали (Лишь с ней).

Гораздо больше можно сказать об определённо­ и обобщённо­личных предложениях в лирике Бальмонта. В качестве сказуемого в них используются глагольные формы 1­го и 2­го лица единственного и множественного числа изъявительного наклонения и формы 2­го лица единственного и множественного числа повелительного наклонения (при именном сказуемом такие формы имеют связочные глаголы). Надо сказать, что типичные обобщённо­личные предложения, т. е. с глаголом­сказуемым 2­го лица единственного числа настоящего / будущего времени, у поэта немногочисленны; их действие может быть отнесено или к любому лицу, или к обобщённо представленному действию лирического героя. Примеры: И невольно рвёшься вдаль (Родная картина); И проходишь мечтою аллеи старинные (Паутинки); Сколько ягод здесь найдёшь (Детский мир); Отчего напрасно ждёшь чудес? (Без предела); Не упрекнёшь его ни в чём (Примерная жизнь); Тут не приманишь даже вороньё (Последняя); И если их спросишь… (Позабытое); Если станешь перед ней… (Гармония слов); Если хочешь смести паутину… (Если хочешь); Пред недругом вскричишь (Русский язык); Тянешься, дотянешься до своей черты (Сумрачные области).

Не отличается частотой использование той же формы и формы 2­го лица множественного числа изъявительного наклонения в определённо­личном значении. Производитель действия легко определяется по заглавию, по контексту или называется в нём. Примеры: О чём пророчишь? (Ты здесь); Угрожаешь мне? (Утопленники); Сияньем полярным глядишь с высоты, / Горишь в сочетаньях нежданных (Гимн Солнцу); Но нас ведёшь к Бессмертию Огней (там же); Чуть расцветёшь, и уже отцветаешь, / Не доживёшь до начала зимы (Бледная травка); Зачем зовёшь? Зачем меня тревожишь? (Данте); Даром канете на дно (Нашим врагам); К любому легко подойдёте (К славянам); Торгуете, торгуетесь, назойливо болтаете, / Ступая, убиваете безмолвные цветы / И в сердце оставляете проклятье пустоты (Жалоба девушки). Как видим, в некоторых контекстах используются блоки однородных сказуемых или сказуемых с одним и тем же корнем.

Несомненной отличительной чертой синтаксиса бальмонтовской лирики является широкое использование в определённо­ и обобщённо­личных предложениях глаголов­сказуемых в форме 2­го лица единственного числа повелительного наклонения (формы множественного числа того же наклонения встречаются почти в четыре раза реже). Определённо­личный характер конструкции наиболее очевиден, если есть адресация конкретному лицу, явлению природы, наблюдаемому предмету, отвлечённому понятию, мифическому персонажу, а также Богу, собрату по литературному творчеству. Сказуемые могут быть простыми глагольными, составными именными, иногда не раз встречающимися и в одном стихотворении, и в разных. В роли сказуемого или части Бальмонт в экспрессивных целях нередко использует формы дай, будь, живи, гори, люби, уходи, скажи, молчи, смотри, гляди, пойми, сохрани, забудь, внемли, спи, беги и другие. При отсутствии адресата (в частности, обращения) предложение нередко воспринимается как обобщённо­личное, хотя оно может осознаваться семантически обобщённым и при наличии обращений не к конкретным лицам.

Вот примеры построений с обращением, реальным или подразумеваемым:

Дай нам, о Господи, слиться с тобой!; Боже, опять нас к себе возврати (Молитва); Скорее, Господи, скорей, войди в меня, / И дай мне почернеть, иссохнуть, исказиться (Молитва о жертве); Моих молитв, о Боже, не отринь! (Утопленники); Дай и мне забвенья, Ветер, / Дай стремленья твоего (Ветер); Фея, будь, как мы, цветок, / Развернись, как лепесток (Облачная лестница); О солнце! Заходи (Часы); О, вечное, высокое, святое, созвучью нежных строк моих внемли (Гимн Солнцу); Уж ты Месяц, Месяц ясный, / Глянь – и с вечера взойди (Отзвук народного); Ответствуй, о поэт, не поскупись советом (Маленький султан); О мой брат, пойми меня (Выбор); Гуди же, колокол, трезвонь, / Будь криком в сумраке неясном (Призрачный набат); Рог пастуший, сердце не буди (Для чего); Спи, моя радость, усни (Колыбельная песня); Кровь моя, пролейся в свет зари (Часы); Мать моя, открой лицо родное; / Мать моя, молю, заговори (там же); Всё запутай, перепутай, / Наш славянский цвет воспой (Славянское древо); Гуляй же, зверь самодержавья, / Являй всю мерзостность для глаз (Зверь спущен); Дай мне быть твоей пылинкой влажной, / Каплей в вечном (Воззвание к Океану); С красотою красиво живи, / Полюби эту грудь, эти плечи (К Елене). Дай мне на пире звуком быть в лире (Гимн Солнцу); Век будь смелым, / Будь весенних дней милее, / Солнца ясного светлее (Заговор матери); Будь воздушным, как ветер, как дым (Завет бытия); Свой дух утихомирь (Россия).

Форма множественного числа того же 2­го лица повелительного наклонения в предложениях с обращением, обычно присутствующим, также маркирует предложение как определённо­личное, иногда с элементом обобщения. Примеры:

Дети Солнца, не забудьте голос меркнувшего брата (Тише, тише); Эй, родимые, скорее закрутитесь веселее (Бубенцы); Спите, полумёртвые увядшие цветы (Придорожные травы); Плывите, плывите скорей, корабли, / Плывите на полюс далёкий! (Мёртвые корабли); Верьте мне, обманутые люди; / Верьте мне, неверящие братья (Верьте мне); Уйдите, боги!; Уйдите, люди (Хочу); Подождите, старые (Ломаные линии); Мчитесь ко мне, буря и гром!; Полночь и свет, будьте во мне! (Полночь и свет); Внемлите, внуки мои (Москва); Буйны Вихори, яруйте (Заговор любовный); О души бледные, внемлите (Восхваление Луны).

Особенностью определённо­ и обобщённо­личных предложений с глагольной формой единственного и множественного числа повелительного наклонения является то, что они в бальмонтовских стихотворениях часто содержат только сказуемое, а если распространяются, то очень немногими объектными или обстоятельственными компонентами. Иногда можно видеть осложнение сказуемого за счёт повтора одной формы. Есть цепочки предложений с одинаковыми или разными глаголами; в некоторых случаях повышение экспрессии достигается за счёт однокоренных глаголов (второй – с приставкой). Блоки однородных сказуемых содержат обычно два члена. Именное сказуемое в качестве вспомогательной части имеет форму будь. Кроме того, одну и ту же форму можно встретить как в одном произведении (повтор), так и в разных. Примеры:

а) с одним сказуемым – глагольным или именным: Будь готов! (Русь); Ликуй! (Сознанье, Сила и Основа); Умри (Воскресший); Хлещи!; Бей!; Постой!; Помоги («Я с ужасом…»); Молчи (Голубая птица); И молчи (Отпадения); Замолчи (Грёза); И целуй (Отпадения); Ну, целуй же (Русалка); Люби (Мой дом; с повтором 4 раза); Засыпь (Здесь и там); Спи (!) (Резигнация; Колыбельная); Уйди! (Пламя); Беги (там же); Смотри (Эльзи); Будь твёрд (Три символа); Благоговей! (Там же); Стой! (Ветер); Гори! (Завет бытия; Гиероглифы); Пойми («Весь – весна» – с повтором; Русалка); Гляди! (Бретань); Перестань (Избранный); Приди (Смерть; Она как русалка); Спеши (!) (Мёртвые корабли; Север); И будь сожжён (Койры); Пусти (Анита); Приблизься (Находка феи; Ты мне говоришь); Знай (Талисман); Вопроси (Лето); Радуйся («Радуйся»; с повтором 12 раз); Возьми (Русалка); Нет, помедли (там же); Забудь (Воскресший); Не забудь (Славянское древо); Насладись (Северный венец); Смелым быть умей (Талисман); Живи (Если хочешь); Молись (Русский язык); Посмотри (там же); Играйте (Москва); Ну, скажите (Бубенцы); Подайте (Дурной сон); Узнайте (К людям); Глядите (Полночь и свет); Проснитесь (Крик часового);

б) с осложнённым сказуемым (повтором одной формы), с цепочками предложений с одним и тем же сказуемым, с однокоренными глаголами­сказуемыми, с блоками однородных сказуемых с разными корнями:

Терпи, терпи (Моя любовь); Смотри, смотри (Русский язык); Живи! Живи! Живи! (Мои проклятия); Подожди! Подожди! (Черноглазая лань); Живи! Живи! (Бретань); Помни; Помни (Трилистник); Хоть зови, хоть не зови (Отчего); Гори же, разгорайся (Свеча горит); Не гляди. Погляди (Черноглазая лань); Гляди, погляди же (В непознанный час); Расцветайте, отцветайте (Тише, тише); Сжалься, о, сжалься (Молитва); Дыши и пиши (Алтарь); Гори и говори (Неприступный храм); Знай, молчи, желай и смей (Талисман); О, приди, поспеши (Избраннику); Будь свободным, будь как птица, пой (Выбор); Бегите же, спешите (Заговор от погасших);

в) с объектными или обстоятельственными распространителями: Помни о России! (Русь); Возвести моим родимым (Отзвук народного); Внемлите вкрадчивой струне (Восхваление Луны); Набирайтесь великого света (Лето); Дай руку мне свою (Больной); Ну, скорее день встречай (Мать); Полюби свою печаль (там же); Крепче к надёжному сердцу прильни (Колыбельная песня); Забудь о светлых снах. Забудь (Океан); Забудь о бездне роковой (Мои враги); Гуди своим могучим языком (Колокол); Срежь одну из веток стройных, / Освяти мечтой Апрель (Славянское древо); В зыбь свирельного напева / Все запутай огоньки (там же); Гляди же / В волну золотистых волос (Я русский); Возвратись на стон мучений (Снежные цветы); Скитайся дни, года, десятки, сотни лет (Океан); Наклонись над колодцем (Струя). Интересно, что осложнение (если оно есть) достигается поэтом благодаря блокам однородных членов и частицам, но не обособленными компонентами.

Осталось сказать о бесподлежащных предложениях с глаголами­сказуемыми 1­го лица единственного и множественного числа изъявительного наклонения. Их гораздо меньше, чем построений с формами повелительного наклонения, причём предложения с глаголом­сказуемым 1­го лица единственного числа имеют только определённо­личную семантику, а с глаголом­сказуемым 1­го лица множественного числа (особенно часто со вспомогательным будем) – как определённо­личную, так и обобщённо­личную, причём иногда – в повелительном значении приглашения к совместному действию. Изредка Бальмонт прибегает к использованию цепочки однословных конструкций. Провести чёткую границу между определённо­ и обобщённо­личным значением не всегда возможно, если, конечно, не помогает контекст. К определённо­личным относятся такие предложения:

Вместе с тобою навек успокоимся (Колыбельная); Грустные странники, чем себя тешим? (Дюнные сосны); Морей мечты, дворцов души не знаем (Воздушная дорога); Будем жаждать чуда, ждать кончины дня (Снежные цветы).

А в следующих высказываниях явно ощущается обобщённая семантика:

Свершим сейчас же сто прекрасных дел (Лермонтову); Всё захватим, всё возьмём, жадным чувством обоймём (За пределы предельного); Вместе оденемся в зарево зорь (В зареве зорь); Итак, восхвалим царствие Луны (Восхваление Луны); Без оглядки стремимся к другой непочатой стране (Скифы); Бежим. Летим. Уйдём (Русский язык); Будем счастливы, о былом скорбя (Прощание); Будем же мучиться (И да, и нет); Будем как свечи (Алтарь); Будем солнцем, будем тьмой, бурей и судьбой (Всё равно мне); Будем слагать переменные строки, / Славя её (Восхваление Луны); Будем как Солнце (Будем как Солнце; с повтором); Будем лишь помнить <…>, Будем молиться всегда неземному; Будем <…> ласкать огневые цветы (там же); Снова будем в ласковом тумане (По всходам). Некоторые подобные единицы звучат как заклинания, обращённые к себе и другим.

У форм 1 л. ед. ч., как говорилось, значение только конкретное, определённо­личное:

Вас приветствую, снега (Север); Дремлю… (Моя любовь); Молюсь (Русский язык); Иду, вещая солнце и весну (Кольца); «Живу, живу!» (Мирра); О, молю! (Грёза).

Из приведённого и распределённого по рубрикам материала видно, что синтаксис личных односоставных предложений в лирике К. Бальмонта характеризуется использованием всех их типов, однако первое место по количеству и своеобразию включения в контекст принадлежит конструкциям с глаголами­сказуемыми повелительного наклонения. Средства усиления экспрессии в них довольно разнообразны: использование блоков однородных сказуемых, однокомпонентных (с одним сказуемым) предложений, включение в однородный ряд однокоренных глаголов­сказуемых и т. д. Некоторые формы (дай, будь, будем) без преувеличения можно считать доминирующими.

Примечания

1. Бабайцева, В.В. Система односоставных предложений в современном русском языке. М., 2004.

2. Бальмонт, К. Литургия красоты. М.; Харьков, 2005.

3. Бальмонт, К. Стихотворения. М., 2005. («Библиотека избранных стихотворений. XX век».)

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер