константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

В. В. Кочетков (г. Шуя) Особенности передачи английских имён собственных в эссе К. Д. Бальмонта «Очерк жизни Эдгара По»

В. В. Кочетков (г. Шуя)
Особенности передачи английских имён собственных в эссе К. Д. Бальмонта
«Очерк жизни Эдгара По»

Эссе К. Д. Бальмонта «Очерк жизни Эдгара По», написанное в сентябре 1911 года во Франции, как сам Бальмонт указывает в предисловии, есть не что иное, как компиляция из работ Уильяма Гилла, Джона Ингрема и Джеймса Харрисона [1]. Данные исследования, по­видимому, Бальмонт читал в оригинале, на что указывают некоторые грамматические конструкции самого эссе, являющие собой откровенные англицизмы. Таким образом, изучение особенностей передачи имён собственных в этом эссе может быть рассмотрено не только как скромный вклад в изучение творческого наследия поэта, но и как представление одной из страниц в истории перевода. Как указывает А. В. Клименко, особенности перевода англоязычных антропонимов и топонимов обусловлены, во­первых, несоответствием фонетической структуры двух неродственных языков, а во­вторых, исторически сложившимся в переводческой традиции использованием метода транслитерации, а не транскрипции, которая стала применяться в русском литературном переводе лишь с ХХ века [2]. Статья Бальмонта, написанная в начале ХХ века, во многом опирается на традиции века XIX, но, так как Бальмонт не являлся профессиональным переводчиком, содержит и некоторые отступления от переводческих стандартов того времени. Собственно говоря, отступлением от превалировавшей в XIX веке транслитерации будет само написание Бальмонтом фамилии американского поэта – «По» вместо ранее традиционного «Поэ», (как, в частности, он назван у Достоевского).

В эссе Бальмонта основное место среди имён собственных занимают антропонимы, поэтому именно они будут, в основном, рассмотрены в данной статье, кроме того, в тексте в незначительном количестве встречаются топонимы (в том числе и микротопонимы), годонимы (названия улиц), гидронимы и идеонимы (точнее, два их вида – названия газет и литературных произведений).

Антропонимы, встречающиеся в очерке, можно разделить на транслитерированные и транскрибированные; кроме того, встречаются единичные случаи их транспозиции.

К чистым случаям транслитерации можно отнести следующие примеры:

Генерал Уинфильд Скотт, один из приглашённых гостей, с решимостью и быстротою старого солдата, прыгнул вперёд, как будто он руководил нападением на манёврах.

Один школьник, Сэльден, сказал кому­то, что По лгун или мошенник.

Кальвин Ф. С. Томас... Печатник и т. д.

Как видим, основной чертой классической русской транслитерации XIX века является её ориентированность не только на буквенный облик слова, но и на определённые традиции произношения, продиктованные французским языком. Прежде всего, это обязательное смягчение звука [л], на письме передающееся либо буквой «ь», либо гласной переднего ряда, как, допустим, в примере:

…факт того, что он проплыл шесть миль, засвидетельствован его сверстниками впоследствии: полковником Майо и доктором Кэбеллем.

В связи с обозначением звука [l]­среднее, который в русской транслитерации передавался как «ль», в эссе Бальмонта обнаруживается любопытный факт: в отличие от традиций написания английского имени ‘William’ с одной буквой «л», смягчённой мягким знаком, у Бальмонта видим последовательное написание двойной согласной.

Один из них, Вилльям Гоуэнс, впоследствии богатый и эксцентричный книгопродавец…

По свидетельству Вилльяма Гилля, они негласно обвенчались в Балтиморе, но год Эдгар был в разлучности со своей женой­ребёнком, а в 1836 году они формально обвенчались в Ричмонде 16­го мая.

Кстати, слово ‘formally’, которое Бальмонт перевёл как «формально», на самом деле в данном контексте обозначает «официально».

Иногда отсутствие профессиональной переводческой подготовки у Бальмонта приводило к появлению в тексте эссе предложений, в которых транслитерация соседствовала с транскрипцией, например:

Ляуэлль, Готорн, Мотли, Эмерсон, Лонгфелло, Брайэнт, Ирвинг были его непосредственными современниками и собратьями по искусству: лесные прогалины вокруг него – тогдашние журналы – звучали напевными мужскими и женскими голосами; литературные зверушки (animalcules), жаждущие признания, кишели повсюду и наполняли повременную печать своими песенками.

Примечательно, что слово ‘animalcules’ – простейшие животные, микроорганизмы, микробы, переведено Бальмонтом как «зверушки», то есть напрямую с латыни, минуя английский вариант значения.

Сочетание транслитерации и транскрипции приводит иногда и к появлению своеобразных «монстров перевода», где эти оба метода сочетаются в пределах одного (!) слова.

Троюродный брат, Нэйльсон По, узнав об этом, восстал на таковое решение и предложил мистрис Клемм отдать ему на воспитание Виргинию до того, когда она вступит в возраст, подходящий для замужества.

В уже упоминавшемся примере с соседством в пределах одного предложения транслитерации и транскрипции, так же как и в случае со словом «Нэйльсон», прослеживается ещё одна тенденция – злоупотребление буквой «э» в именах собственных после согласных. По русской традиции передачи онимов, даже в случае отсутствия палатализации согласного, после него пишется буква «е». У Бальмонта в этом отношении не наблюдается никакого единообразия [3]:

Теперь, если когда­либо вообще, случились эти странствия нового Одиссея, о которых говорит Бэруэлль, мистрис Шельтон, мистер Ингрэм, даже мистрис Аллэн (в её письме к полковнику Эллису), – путешествие в Россию…

В данном примере мы видим, с одной стороны, «Бэруэлль», «Ингрэм» и «Аллэн», а с другой – написание «е» после всегда твёрдого [ш] – «Шельтон». Неустойчивость употребления графемы «э» может наблюдаться и в пределах одного антропонима:

Он поселился в одной комнате с юным земляком, Майльсом Джорджем. Совсем вскорости, – оттого ли, что Майльс отказался вместо Эдгара открыть дверь Уэртенбэкеру…

Впрочем, злоупотребление «экзотической» буквой иногда доходит у Бальмонта и до ещё более высоких степеней. Например, «э» может встречаться после буквы «й», как в уже приведённом примере с фамилией «Брайэнт». Также показателен и такой случай, когда в пределах одного анализируемого текста встречается двоякое написание одного и того же антропонима:

…к крайнему негодованию одного из ближайших друзей генерала По, знаменитого Лафайэтта…

…с целью получить, через поддержку маркиза де Ла Файэтта, назначение (если возможно) в Польскую армию.

Употребление буквы «э» после буквы «й», обозначающей всегда мягкий звук [j], не объяснимо, на наш взгляд, ничем, кроме желания подчеркнуть экзотичность приводимых антропонимов. Причём даже эта особенность не является устойчивой тенденцией, наряду с ней встречается и вполне корректная передача онимов с буквосочетанием «йе»:

Чрезвычайно интересным документом из этой эпохи является также недавно найденное следующее собственноручное письмо Эдгара По к полковнику Тэйеру…

Тенденция к передаче имён собственных при помощи транскрипции также нашла отражение в эссе Бальмонта об Эдгаре По:

Один из товарищей Эдгара По, товарищей не только по кадетству, но и по карцеру, Джайбсон, говорит в своих воспоминаниях, что По в то время казался старше своих лет…

Очень интересны воспоминания об Эдгаре По доктора Эмблера…

Джон Уиллис, товарищ Эдгара По по университету… и т. д.

Но и в передаче антропонимов при помощи транскрипции у Бальмонта наблюдаются отступления, обусловленные, во­первых, отсутствием переводческой культуры у самого поэта, а во­вторых, написанием эссе в период смены в переводческой традиции транслитерации на транскрипцию. Помимо рассмотренных выше случаев смешения транслитерации и транскрипции в пределах одного предложения и даже одного слова, наблюдается и такой пример не совсем корректной транскрипции онима:

“Журнал Грээма”, которому Эдгар По отдавал некоторое время всю полноту своего сотрудничества, с 5 000 подписчиков дошёл до 37 000.

Английский антропоним ‘Graham’, который согласно транслитерации передавался как «Грэхем» (например, сложившееся традиционно написание антропонима «Александр Грэхем Белл»), а согласно транскрипции – как «Грэм» (например, «Грэм Грин»), у Бальмонта выглядит как «Грээм». По­видимому, здесь опять наблюдается присущее Бальмонту «злоупотребление» буквой «э». Кроме того, идеоним, в который включён антропоним, также переведён, что не соответствует практике транскрипции идеонимов, обозначающих названия газет и журналов, которая установилась ещё в XIX веке.

Кстати, идеонимы, обозначающие названия печатных изданий, в корпусе эссе практически всегда переводятся, например:

Мистер Александэр, издатель “Gentleman’s Magazine”, “Джентльменского журнала”, и основатель филадельфийской “Saturday Evening Post”, “Субботней вечерней почты”…

…Эдгар По пристроился при “Southern Literary Messenger”, “Южном литературном вестнике”, который издавался Томасом Уайтом в Ричмонде.

Осенью 1833 года издатели еженедельного литературного журнала “Saturday Visitor”, “Субботний гость”…

Но и здесь Бальмонт как переводчик непоследователен. Идеоним такого типа может даваться и без перевода:

Он говорил уверенно о своём задуманном журнале “The Stylus”.

Транскрипция в отношении онимов у Бальмонта может быть смешана не только с транслитерацией, но и с транспозицией. Весьма показателен в этом плане пример, где в двухкомпонентном антропониме смешаны все три основных способа передачи англоязычных имён собственных:

Эта черта сказалась в безумной любви Эдгара По к Елене Уитман…

В указанном случае имя ‘Helen’ передано при помощи транспозиции как «Елена», первый слог фамилии транскрибирован, а второй – транслитерирован. Причём такой гибридный способ передачи фамилии ‘Whitman’ в корпусе эссе не единичен:

…в журчащем токе некоторых строк, столь же неловок, как Уитман…

Впрочем, чистая транспозиция, традиционная для антропонимов, имеющих общее происхождение во всех европейских языках, у Бальмонта также встречается:

Его дед с отцовской стороны, генерал Давид По, в раннем возрасте был взят своими родителями в Соединённые Штаты…

Тенистые аллеи, зелёные лужайки, тени Елизаветы, Анны Болейн, её злополучного возлюбленного, графа Перси, старинное здание, зачаровавшее ребёнка своею готическою мрачною красотой и позднее описанное им с поэтической точностью в одном из любимых его рассказов “Вилльям Вильсон”.

…воспетый поэтами знаменитый убийца Евгений Арам.

Для встречаемых в корпусе эссе других имён собственных, а именно топонимов (в том числе микротопонимов), годонимов, гидронимов и идеонимов, характерна примерно та же неустойчивость перевода, что и в отношении антропонимов. В частности, наблюдается традиционная для переводов XIX века транслитерация с галлизированным мягким [л’], например:

Томас переехал потом на запад и умер в Спрингфильде, в Миссури, в 1876 году, не зная, кого когда­то он впервые вывел в свет.

Но имена собственные могут подвергаться транскрипции и транслитерации, причём бессистемно, в рамках одного предложения, например:

Расставшись с редакторским местом в “Южном литературном вестнике”, Эдгар По через несколько месяцев очутился в Нью­Йорке и поселился на Carmine Street…

В данном случае в пределах одного контекста идеоним даётся в виде лексической кальки, топоним передаётся при помощи транскрипции, а годоним не переводится вообще.

Кстати, количество непереведённых онимов возрастает к концу текста, например, уже упоминавшийся журнал “The Stylus”, а также:

Триста человек битком набили залу в старом Exchange Hotel.

Вместе с тем в тексте встречаются такие классические непростительные переводческие «ляпы», как смешение индийцев и индейцев:

Краткое лето в осени, пышное лето прощальных свиданий. В английской речи есть выражение для подобных расцветов. Их называют Индийским летом.

Англоязычное название бабьего лета ‘Indian summer’ правильно будет перевести как «индейское лето».

Ещё более интересный случай, напрямую связанный с онимами, наблюдаем в следующей цитате:

Я бы не так уж много думал и о попытке переплыть Британский канал из Довера в Калэ.

В приведённом примере наблюдается, причём в контактном расположении, чистая транслитерация топонима «Довер» – ‘Dover’ (транскрибированное написание, ставшее традиционным, – «Дувр», правда, транскрипция здесь не с английского, а, по­видимому, с французского); и транскрипция «Калэ» от «Calais», оснащённая столь любимым Бальмонтом экзотическим «э». В этом же предложении встречаем и непонятный гидроним «Британский канал», которым Бальмонт обозначил то, что французы называют ‘Pas de Calais’, мы, вслед за ними, «Па­де­Кале», а гордые бритты именуют ‘Strait of Dover’. Видимо, здесь произошла ошибочная контаминация Бальмонтом Ла­Манша, который островитяне называют ‘English Channel’, c Па­де­Кале, который Бальмонт и окрестил столь необычным манером.

Вообще гидронимы в данном эссе у Бальмонта представляют настоящую загадку для географа, например:

Полковник Майо рассказывает ещё о другом, более опасном предприятии. Однажды, посреди зимы, когда они стояли на берегах реки Иакова…

В дальнейшем тексте местоположение этой реки уточняется:

Эдгар По должен был сперва прибыть в Балтимору по реке Иакова…

Из контекста (именно на этой реке находится город Балтимор или, как у Бальмонта он неоднократно в традиции XIX века назван, «Балтимора») можно предположить, что таким образом Бальмонт, по неясной причине, называл реку Патапско (Patapsco), на которой этот город расположен.

Таким образом, эссе К. Д. Бальмонта «Очерк жизни Эдгара По» представляет собой довольно интересный образец любительского перевода начала ХХ века, где просматриваются как следы классической русской переводческой традиции XIX века, так и тенденции, развившиеся в переводческой культуре века ХХ. Кроме того, в эссе наблюдаются и отдельные отступления как от транслитерации века позапрошлого, так и от сложившейся в прошлом веке традиции транскрипции.

Примечания

1. Бальмонт, К.Д. Очерк жизни Эдгара По. См.: http://az.lib.ru/b/balxmont_k_d/text_0160.shtml

2. Клименко, А.В. Перевод. Ремесло перевода. См.: http://www.philosoft.ru/_subsites/tcportal/perevod/

3. Нечаева, И.В. «Мэр», «пэр», «сэр» и проблема употребления буквы «э» после согласных. См.: http://www.gramma.ru/RUS/?id=1.57

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер